Установлено место захоронения
генерала Павла Карловича Эдлер фон
Ренненкампфа

Обнаруженные в архиве Гуверовского института войны,
революции и мира Стенфордского университета (г. Стенфорд, шт.
Калифорния, США) материалы позволили определить место
захоронения генерала

Смотреть дальше Спасибо, не сейчас

Дело Ильченко

Таганрогскiй окружной судъ.

Дѣло Ильченко.

20 мая оркужнымъ судомъ, съ участiемъ присяжныхъ засѣдателей, разсматривалось извѣстное дѣло по обвиненiю семейства Ильченко въ истязанiи своей прислуги, 14 лѣтней Феклы Подмогильной. На скамье подсудимыхъ находились: псаломщикъ Иванъ Ильченко, его жена Наталiя и вдова священника Евдокiя Ильченко. Послѣдняя за неоднократное уклоненiе отъ явки въ судъ содѣржалась въ арестномъ домѣ и доставлена въ судъ подъ стражей. По обвинительному акту настоящее дѣло представлено въ слѣдующемъ видѣ.

Вечеромъ 17 февраля 1909 г. въ участокъ явилась прачка Крикунова въ сопровожденiи дѣвочки Феклы Подмогильной и заявила, что дѣвочка эта служитъ прислугой въ домѣ псаломщика Ивана Ильченко, где она ежедневно подвергается всевозможнымъ истязанiямъ.

Крикунова добавила, что, работая въ томъ же дворѣ, где служитъ Фекла, она видела, какъ Ильченко били Феклу и зная, что это происходитъ ежедневно, тайкомъ увѣла Феклу въ участокъ. На следующiй день Фекла была осмотрена городовымъ врачемъ Довмонтомъ-Клименко, который нашелъ дѣвочку въ ужасномъ состоянiи. Кроме крайняго истощенiя на почвѣ недоеданiя, на всемъ тѣлѣ, на ногахъ и рукахъ имелись кровоподтеки, трещины и ссадины. Волосъ на головѣ совершенно не имелось и съ правой стороны головы была большая плешь отъ вырванныхъ волосъ. При производствѣ дознанiя показанiями многочисленныхъ свидѣтелей было установлено, что Фекла Подмогильная поступила въ услуженье къ Ильченко румяной и совершенно здоровой дѣвочкой, съ большой косой, и послѣ 4-мѣсячной службы у Ильченко превратилась въ заморыша, забитаго, грязнаго, опщипаннаго. На основанiи [...] Ильченки были привлечены къ ответственности, но какъ на предварительномъ следствiи, такъ и на судебномъ виновными себя не признали.

Фекла Подмогильная на судѣ заявила слѣдующее: «Прибыла я изъ деревни на заработки и поступила къ Ильченко. Отъ перваго же дня моей службы начались побои. Делала я все, что прикажут; работала отъ 4-5 ч. утра до 12 ночи. Обувь от меня отбирали и заставляли ходить босикомъ по морозу. «Бабушка» съ «молодой» таскали за волосы и рвали ихъ. Морили голодомъ. Есть приходилось, капустные листья, которые вытаскивала изъ помойнаго ведра и тамъ-же брала кусочки хлеба. Иногда приходилось подъ влiянiемъ остраго голода собирать у курицы сухiя зерна и ѣсть ихъ. Коза, которая кормилась франзолями и просфорами, во время кормленiя находилась подъ присмотромъ «бабушки», которая слѣдила за мной, чтобы я не могла утащить кусочекъ хлеба. Тоже было и съ собакой. Города я совсемъ не знала. Знакомыхъ и родныхъ здѣсь не было.

Писать домой мнѣ запрещали: хозяинъ говорилъ, если будешь жаловаться, то брошу въ клозетъ. Все время я находилась подъ надзоромъ «бабушки», слѣдившей за каждымъ моимъ шагомъ. Однажды я пыталась убѣжать, но на улицѣ была поймана и дома «бабушки» за побѣгъ избила меня. По словамъ Феклы, молодая иногда украдкой отъ бабушки кормила ее хлѣбомъ. И такая жизнь продолжалась 4 мѣсяца. Свидѣтельницы Кокарева и жившая въ томъ-же дворѣ прислуга Лобановой, Клеманова, и самъ Лобановъ и друг. подтвердили вполнѣ разсказъ Феклы. Прислугѣ Клемановой, Ильченко, когда появилась въ газетахъ свѣденiя объ истязанiи Феклы, грозилъ что убьетъ. Интересенъ эпизодъ встрѣчи Феклы Подмогильной съ ея роднымъ братомъ. Когда Фекла 18 февраля съ Крикуновой шла къ городовому врачу, то на одной улицѣ, она увидѣла родного брата, который не узналъ сестры. Лишь когда Фекла крикнула ему. «Братецъ, родненькiй, спаси меня!», то послѣднiй узнавалъ сестру лишь по голосу, едва не лишился чувствъ, видя свою сестру въ такомъ ужасномъ состоянiи. Врачъ Довмонтъ-Клименко говоритъ: «Я не могу передать вамъ всего того тяжелаго чувства, которое овладѣло мною при видѣ приведенной ко мнѣ ѣевочки, и когда я узналъ, что она прислуга».-Фекла была братомъ увезена домой, положена въ больницу, гдѣ находилась двѣ недѣли. Гражданскiй искъ на судѣ поддерживалъ пом. прис. пов. Л. Б. Флейшеръ. Обвинялъ тов. пр. Клейнъ, подсудимыхъ защищалъ прис. пов. Лихтерманъ. Вердиктомъ присяжныхъ засѣдателей псаломщикъ Ильченко былъ признанъ не виновнымъ, а Наталiя и Евдокiя Ильченко виновными; первая заслуживающей снисхожденiя; истязанiе было отвергнуто, причемъ присяжные засѣдатели постановили ходатайствовать черезъ судъ о полномъ помилованiи подсудимыхъ. Судь приговорилъ Наталiю Ильченко къ 2 мѣсяцамъ, а Евдокiю Ильченко къ 3 мѣсяцамъ аресту при полицiи, гражданскiй искъ удовлетворенъ въ суммѣ 80 руб. Кромѣ того судъ постановилъ приговоръ исполненiемъ прiостановить, Евдокiю Ильченко изъ подъ ареста освободить, отдавъ ее подъ надзоръ полицiи и черезъ министра юстицiи ходатайствовать передъ Государемъ Императоромъ о полномъ помилованiи Наталiи и Евдокiи Ильченко.

Предыдущая статья Следующая статья
Источники

«Приазовский край» №134, 23 мая 1911 года