Вперед Назад

Установлено место захоронения
генерала Павла Карловича Эдлер фон
Ренненкампфа

Обнаруженные в архиве Гуверовского института войны,
революции и мира Стенфордского университета (г. Стенфорд, шт.
Калифорния, США) материалы позволили определить место
захоронения генерала

Смотреть дальше Спасибо, не сейчас

Церковь во имя Всех Святых

Постройка кладбищенской церкви началась в 1810 году, но, очевидно, подвигалась очень медленно, потому что в духовном завещании купца Герасима Федоровича Депальдо 31 декабря 1822 г. сказано, что должно быть выделено 10 000 руб. на достройку церкви Всех Святых на кладбище. В 1826 году Императрица Елизавета Алексеевна на этот же предмет пожертвовала 1000 руб. В 1837 году надо думать, постройка была уже окончена. Архиепископ Гавриил возбудил ходатайство перед Святейшим Синодом о назначении священника в эту церковь, так как в ней своего не было, а находилась она в ведении Иоанна Гуликовского. Старостою же был купец Федор Дмитрокопуло. На их плечах лежала обязанность изыскать средства на содержание предполагаемого причта, так как Святейший Синод считал это необходимым условием, без которого священник назначен быть не может. Но это оказалось невозможным; трудами священника Гуликовского и старосты Дмитрокопуло были собраны средства необходимые только лишь для дома священнослужителей и гробокопателей. Первый же священник был назначен только в 1862 году, им был отец Павел Дмитревский, прослуживший в храме до 1867 года. Это был человек очень не глупый и обладавший даром слова, но этим последним злоупотреблял. Он был слишком резким; терпеть не мог ханжества и внешнего благочестия, что открыто и высказывал и за что его очень не любили простодушные прихожане, совсем иначе смотревшие на дело благочестия. С местным и епархиальным начальством он был нисколько не мягче, как и с другими лицами, за что, вероятно, и обошел почти все таганрогские церкви. Как законоучитель о. Павел Дмитревский был добрый и ласковый, потому что искренно любил детей, которые платили ему тем же. Верен он был себе до смерти и завещал, чтобы его не хоронили в ограде церкви, а на кладбище, где все почивают, потому что пред Богом все равны. Он умер в мае 1896 года.

Кладбищенская церковь в 1860 году обветшала, и ее староста Григорий Николаевич Шевченко задумал ремонт и сооружение колокольни. Когда получено было в 1862 году от Святейшего Синода разрешение, наблюдение над работами поручено архитектору Фирсову. Переделка церкви потребовала значительных средств, которые поступали от разных жертвователей, между которыми крупнейшими были семья Алфераки, на иждивении которых содержалась и школа при кладбищенской церкви. С тех пор архитектура церкви не претерпела серьезных изменений до наших дней.[1]

В мае 1894 года в церкви установили новый оригинальный иконостас, мозаичный, состоящий из разноцветного стекла, фарфора и эмали, и только одни царские врата и часть боковых дверей, ведущих в алтарь, позолоченные. В сентябре 1910 года при кладбищенской церкви прошло открытие и освящение выше упомянутой церковно-приходской школы. Располагалась она напротив главного входа на кладбище. Здание сохранилось до наших дней (переулок Смирновский, 121).

В 1922 году власти реквизировали церковную утварь. Забрали тридцать восемь икон с серебряными окладами, шестнадцать серебряных лампадок и одну чашу, восемнадцать сережек, четыре креста и четыре броши из золота.[2]

В конце 20-х годов прошлого века церковь была закрыта. В ней размещались различные советские учреждения. Во время немецкой оккупации (1941-1943 гг.) Пелагея Емельяновна Толкачева, до конца 1980-х годов выполнявшая обязанности церковной старосты, добилась разрешения на совершение богослужений. После освобождения Таганрога она в 1943 году ездила в Кремль на прием к Сталину и ходатайствовала, чтобы храм сохранили действующим.

Церковь невелика по размеру, имеет традиционную планировку и пропорции. Оштукатурена, выбелена известью. Завершается круглым глухим барабаном, покрытым шлемовидным куполом, на верху которого — миниатюрный барабан и луковичка с крестом. Кровля — серебристая металлическая. Колокольня находится над притвором, покрыта шатром из восьми граней, наверху — крест. На окнах — изящные решетки.[3] Судя по старым фотографиям, 4 внешних грани колокольни были украшены росписью.

Крутые деревянные ступени ведут в глубокое храмовое подземелье. Пол крипта устлан мраморными плитами. В кирпичных опорах, поддерживающих свод, находится несколько захоронений. Настоятель Церкви Всех Святых отец Георгий Тарановский в интервью корреспонденту газеты "АиФ" в 2008 году поведал интересные факты об истории подземелий храма: "Один прихожанин нашей церкви, бизнесмен, собирался пожертвовать деньги на восстановление подземелья: хотели сделать тут нижний этаж храма, — говорит отец Георгий. — Но он разбился на машине, а больше свою помощь никто не предлагал. Осторожно, тут не провалитесь, — предупреждает батюшка, — тут у нас ещё одно, нижнее подземелье. Во время войны, в оккупацию, там прятались местные жители. А по подземному ходу незаметно выходили оттуда за город. Во время ремонта храма на углу церкви кран провалился, там открылась огромная яма, мы её еле засыпали — прямо-таки бездонная. Видимо, туда и шёл подземный ход. Говорят, его вырыли во время войны. Но кто бы тут копал в оккупацию, когда тут немцы были?.. Я думаю, это всё дореволюционное."[4]

В подвале церкви было немало захоронений (как минимум по числу ниш под таблички, в настоящее время по большей части пустующие). Есть и отдельно стоящие памятники. В конце июня 2016 года, в канун великого православного праздника Святой Троицы были обнаружены еще две плиты, отличающиеся от уже известных своими формой, материалом и более ранней датировкой. В разделе эпитафий приводится перечень всех читаемых текстов, которые можно разобрать на табличках и памятниках из церковной крипты.

Среди упомянутых имен наиболее известны тринадцатый градоначальник Таганрога Лев Яковлевич Кульчицкий, потомок византийских императоров Николай Егорович Палеолог, Варвара Андреевна Поганатъ и, конечно же, Николай Дмитриевич Алфераки.

В рамках реконструкции храма планируется подготовить подвал церкви к посещению экскурсионными группами.

Эпитафия

1) «Здѣсь покоится прахъ
Льва Яковлевича Кульчицкаго
Родился 1813 года 20 февраля
Скончался 1873 года 25 ноября»

2) «Здесь погребено тело раба Божия Николая Егоровича Палеолога. Родился 1811. Скончался 1867 февраля шестого»

3) «Здесь покоится прах Александры Ошовской. Скончалась 22 мая 1890 года, родилась 1844»

4) «Варвара Андреевна
Поганатъ

Родилась 1го сентября 1818 года
Скончалась 24го апреля 1887 года»

5) «Упокой Господи рабу твою Марфу скончавшуюся 14 февраля 1900 года. Миръ Праху твоему»

6) «Блажени алчущiи и
жаждущiи правды:
яко тiи насытятся.
Блажени милостивiи:
яко тiи помиловани
будутъ.
Блажени чистiи серд-
цемъ: яко тiи Бога узрятъ.
Прiидите ко мне все нуж-
дающiеся и въ обремененiи, и азъ упокою вы.
Возьмите иго мое на себе
И научитеся отъ мене
яко кротокъ есмъ и
смиренъ сердцемъ и об-
рящете покой душамъ вашимъ»

7) «Надежда Ильинишна
Воина
Родилась въ 1829мъ г. 23го Iюня
Скончалась въ 1862мъ г. 16го Января»

8) «Дѣйствительный Статскiй
Совѣтникъ
Николай Дмитриевичъ
Алфераки

Родился въ 1815мъ г. 18го Апрѣля
Скончался въ 1860мъ г. 23го Ноября»

Составлено: Елена А.

Добавлено: 16.06.2013 г.
Последнее изменение: 15.02.2017 г.

Источники

[1] Филевский П. П. История города Таганрога. — Таганрог: Лукоморье, 2007, — 458 c.

[2] Гаврюшкин О. П. Отблески золотых куполов. — Таганрог, 1999. — 284 с.

[3] Кукушин В. С., Николаенко А. И. Таганрогский некрополь XIX-XX вв. Историко-художественный очерк. — Таганрог: ООО "Издательство "Лукоморье", 2006. — 88 с.

[4] Старинный некрополь — музей вандализма? // АиФ на Дону. — 2008. — 17 сент.

Церковь во имя Всех Святых

Долгота: 38.902625
Широта: 47.207884

Старейшее среди дошедших до наших дней в практически неизменном виде с момента последней перестройки культовое строение Таганрога. Православный храм заложен в 1810 г. (после основания кладбища), в 1837 г. был перестроен, а в 1862 г. из-за обветшалости строение реконструировали, дополнив его трапезной и колокольней. В конце 1920-х гг. церковь закрыли, однако по ходатайству старосты Пелагеи Емельяновны Толкачевой во время фашистской оккупации города 1941-1943 гг. службы были возобновлены и более не прекращались.