Установлено место захоронения
генерала Павла Карловича Эдлер фон
Ренненкампфа

Обнаруженные в архиве Гуверовского института войны,
революции и мира Стенфордского университета (г. Стенфорд, шт.
Калифорния, США) материалы позволили определить место
захоронения генерала

Смотреть дальше Спасибо, не сейчас

Арабески

Арабескиa.

Еще не такъ давно съ высоты Престола было обращено вниманiе на состоянiе россiйскихъ кладбищъ; послѣдовало даже предложенiе обратить особое вниманiе на ихъ украшенiе, сохраненiе памятниковъ и болѣе правильную планировку.

Кладбища, несомнѣнно, должны быть предметомъ особой заботливости городовъ.

Кладбище — это въ своемъ родѣ музей. Здѣсь на вѣчныя времена сохраняется память о всѣхъ жившихъ когда бы то ни было людяхъ.

И какъ бы ни былъ тароватъ обыватель, какiе бы дворцы не созидалъ, какимъ бы здоровьемъ и умомъ ни отличался, въ концѣ концовъ, на землѣ онъ только случайный гость, кратковременный владѣлецъ земныхъ богатствъ, а постоянное и вѣчное пребыванiе онъ найдетъ только на кладбищѣ, на томъ самомъ кладбищѣ, о которомъ въ вихрѣ и соблазнахъ жизни онъ такъ мало думалъ и куда являлся только въ рѣдкихъ случаяхъ похоронъ близкаго родственника или хорошаго знакомаго.

Кладбище должно утопать въ пышной растительности, аллеи привлекать красотой и памятники находиться въ образцовомъ порядкѣ.

Оно не должно вызывать унынiя и грусти своимъ хаотическимъ состоянiемъ, обвалившимися крестами, запущеннымъ видомъ и жалкой растительностью.

Ни въ какомъ великолепномъ паркѣ или причудливомъ саду на васъ никогда не повѣетъ тѣмъ мирнымъ покоемъ, какой вы найдете въ тѣни кладбищенскихъ тополей и каштановъ.

Какое бы горе ни охватило вашу измученную душу, вы нигдѣ не найдете умиротворенiя, какъ только на кладбищѣ.

И только здѣсь самое ужасное, самое трагичное въ жизни, покажется вамъ мелкимъ, ничтожнымъ, не заслуживающимъ вниманiя и нестоющимъ жгучихъ страданiй.

И, наконецъ, нигдѣ вы не найдете столько знакомыхъ и друзей, какъ только на кладбищѣ.

Жизнь коротка, но и ея достаточно, чтоб за короткiй срокъ пропустить мимо себя къ вѣчному упокоенiю большую половину людей близкихъ и далекихъ, друзей и враговъ...

И странно, что люди такъ мало удѣляютъ вниманiя этому вѣчному городу и такъ много хлопочутъ о красотѣ своего случайнаго, мимолетнаго пребыванiя...

Я побывалъ на-дняхъ на нашемъ кладбищѣ.

Какой унылый видъ! Какое отсутствiе любви и заботливости, какъ мало порядка! И какая невѣроятная тѣснота!

Во многихъ мѣстахъ кресты подгнили, покосились, а то и совсѣмъ обрушились. Рѣшетки деревянныя и даже чугунныя изломаны, краска давно исчезла, дорожекъ между могилами не существуетъ.

Есть прекрасные памятники, очень цѣнныя и художественныя произведенiя искусства, но въ царящемъ безпорядкѣ и въ общей запущенности они не производять должнаго впечатлѣнiя. Въ самомъ центрѣ когда то великолѣпный склепъ, мраморный, на колоннахъ, поддерживающихъ ангела, теперь обрушился, мраморъ исчезъ, колонны обвалились, и весь склепъ являетъ собою печальное зрѣлище, но никто и не думаетъ привести его въ порядокъ.

А дальше, въ сторонѣ, другой склепъ, еще большiй, превратился въ нѣчто ужасное по своему безобразiю и безстыдству озвѣрѣвшихъ людей. Я не совѣтую близко подходить туда. Вамъ станетъ больно и обидно за людское разгильдяйство.

Кладбище обширно. Значительная часть его еще никѣмъ не занята. Здѣсь года три тому назадъ садовникъ Игнатьевъ безвоздмездно насадилъ множество деревьевъ, но, безъ ухода и поливки, они или высохли, или очень жалки.

И въ то время, какъ одна часть кладбища обнажена и пустынна, другая переполнена могилами безъ порядка и системы. Тамъ тѣсно, одинъ памятникъ упирается въ другой, растительности много, но очень мало порядка.

А какая масса знакомыхъ встрѣчается вамъ на каждомъ шагу.

И какъ мирно покоятся они рядомъ, когда-то непримиримые враги, готовые уничтожить другъ друга.

Вотъ одинъ извѣстный общественный дѣятель. Извѣстный своею скупостью, доведшей его даже до сокращенiя школъ въ интересахъ экономiи. Какъ бранили его тогда въ газетахъ и какъ за это онъ въ свою очередь терпѣть не могъ газетчиковъ! А вотъ и самъ газетчикъ, который такъ мало жилъ и такъ много пережилъ. Теперь они примирились и мирно покоятся въ близкомъ сосѣдствѣ.

Вотъ изящный памятникъ молодой красавицы, о которой такъ много говорили съ восторгомъ и завистью.
—Повезло ей. Блестящая партiя, богатство, красота, любовь!..

Жизнь была безпрерывнымъ праздникомъ. Великолѣпные наряды, веселый смехъ, головокружительный вальсъ — еще не такъ давно были предметомъ всеобщаго вниманiя. А теперь... «Здѣсь покоится прахъ»...— вотъ все, что осталось отъ счастливаго мгновенiя.

А далѣе мавзолей знаменитому баловню судьбы, который жилъ на широкую ногу, швырялъ на зеленое поле тысячи и бралъ съ него десятки тысячъ, былъ добръ и щедръ, кончилъ самоубiйствомъ, и вотъ... «здѣсь покоится прахъ»...

Скульптор-неудачникъ, идеалистъ-судья, ворчунъ-гласный, учитель-математикъ,— гроза всѣхъ малышей, — право, здѣсь у каждого изъ насъ значительно больше знакомыхъ, чѣм на землѣ...

Кладбища должны быть предметомъ особой заботливости...

Но въ чемъ она заключается, эта заботливость?

Взимаютъ плату за место, назначаютъ смотрителя, — вотъ и все...

Развѣ растительность пользуется уходомъ? Развѣ подсаживаются новыя деревья и кустарники на мѣсто пропавшихъ? Обновляются кресты и памятники, отводится достаточно мѣста для могилъ? Развѣ, наконецъ, сами памятники и надписи подлежатъ чьему-нибудь утвержденiю?

Надписи иногда наивны, глупы, безграмотны. Памятники лишены вкуса и красоты...

Никого это не интересуетъ...

Случайные гости жизни совершенно забываютъ о томъ, что у нихъ дѣлается дома, на кладбищѣ, и не стараются, чтобы постоянный, вѣчный прiютъ ихъ былъ красивъ, изященъ, привлекателенъ, вызывалъ чувство умиленiя и любви, а не унынiя и печали...

Побывалъ я и на еврейскомъ кладбищѣ.

Тамъ безпорядокъ, небрежность и полное отсутствiе заботливости достигли прямо-таки грандiозныхъ размѣровъ.

Растительности нѣтъ совершенно никакой. Объ аллеяхъ и дорожкахъ и говорить уже нечего. Ихъ никогда не было. Заборъ во многихъ мѣстахъ угрожаетъ разрушенiемъ. Могилы такъ тѣсно прилегаютъ одна къ другой, что приходится шагать по нимъ, чтобы приблизиться къ какому-нибудь памятнику.

Все кладбище сосредоточено на очень небольшомъ пространствѣ, въ то время, какъ двѣ трети его почему то совершенно пустуютъ.

Непонятно, по какой причинѣ такъ тѣснятся, когда мѣста отведено болѣе, чѣмъ достаточно.

Говорятъ, что наблюдаетъ за кладбищемъ особое «погребальное братство». У него имѣются средства, но идутъ они, какъ оказывается, совсѣмъ не на содержанiе кладбища, а на леченiе бѣдныхъ больныхъ.

Не понимаю, какимъ образомъ больные могутъ поглощать такъ много средствъ, когда у насъ имѣется безплатная медицинская помощь для всѣхъ бѣдняковъ безъ всякого различiя вѣроисповѣданiй.

Думскiе врачи, мѣщанскiй врачъ, лечебница общества врачей, городская аптека — все къ услугамъ евреевъ на одинаковыхъ правахъ съ христiанами.

Почему же «погребальное братство» является съ своею помощью тамъ, гдѣ въ ней едва ли особенно нуждаются, и совершенно ничего не дѣлаетъ для кладбища, которое производитъ впечатлѣнiе скорѣе мѣста, на которомъ спѣша похоронили сраженныхъ въ войнѣ, чѣмъ кладбища мирныхъ обывателей.

Обращаю вниманiе таганрожцевъ на мѣстныя кладбища.

Они находятся въ очень печальномъ состоянiи, лишены малейшей заботливости, на которую всякое кладбищѣ, несомнѣнно, имѣетъ большее право, чѣмъ какой-нибудь садъ или скверъ...

Шиллеръ изъ Таганрога.

Предыдущая статья Следующая статья
Источники

«Приазовский край», 1902 год

Примечания

a Арабески — 1) особый вид орнамента, состоящего из геометрических фигур и стилизованных листьев, цветов и т. п., получивший распространение в европейском искусстве главным образом под влиянием мусульманских образцов; 2) небольшое музыкальное произведение, причудливое и непринуждённое по своему характеру; 3) в балетном искусстве – название позы.