Установлено место захоронения
генерала Павла Карловича Эдлер фон
Ренненкампфа

Обнаруженные в архиве Гуверовского института войны,
революции и мира Стенфордского университета (г. Стенфорд, шт.
Калифорния, США) материалы позволили определить место
захоронения генерала

Смотреть дальше Спасибо, не сейчас

На смерть директора мужской гимназии

Сегодня, у тѣла почившаго директора таганрогской гимназiи А. Л. Громачевскаго будутъ совершены панихиды въ 11 ч. дня и 7 час. вечера. Выносъ тѣла изъ квартиры въ гимназическую церковь состоится завтра, въ 9 ч. утра. Изъ церкви, послѣ заупокойной литургiи, похоронная процессiя направится къ христiанскому кладбищу.

···

А. Л. Громачевскiй

(Некрологъ).

Старое кладбище Таганрога. Тѣло директора таганрогской мужской гимназiи А. Л. Громачевскаго въ гимназической церкви.
Тѣло директора таганрогской мужской гимназiи А. Л. Громачевскаго въ гимназической церкви.
«Приазовский край»
1902 год

Вчера скончался директоръ таганрогской гимназiи д. с. с. Александръ Лукичъ Громачевскiй. Всего нѣсколько недѣль тому назадъ въ нашей газетѣ былъ помѣщенъ портретъ почившаго и бiографическiя свѣдѣнiя о немъ по совершенно иному поводу: А. Л. праздновалъ 40-лѣтнiй юбилей своей педагогической дѣятельности. Тогда никто не могъ предполагать, что смерть стережетъ почтеннаго юбиляра. Перенеся два раза воспаленiе легкихъ, А. Л. не берегъ себя и выѣзжалъ из дому въ такую погоду, когда, по состоянiю своего здоровья, онъ долженъ былъ не выходить. Въ воскресенье, 27 октября, А. Л. долго ѣздилъ по городу, простудился и на другой день слегъ в постель. Повторилось воспаленiе легкихъ — уже въ третiй разъ. Больной пролежалъ въ постели недѣлю и 4 ноября въ 8 час. 10 мин. утра скончался. Въ 10. час. утра у тѣла почившаго, въ присутствiи жены и дочери его, всѣхъ педагоговъ гимназiи и учащихся, законоучителемъ гимназiи свящ. о. Стефаномъ Стефановскимъ, была совершена первая панихида. Затѣмъ заупокойное богослуженiе было совершено въ гимназической церкви. Къ вечеру комната, гдѣ лежало тѣло почившаго, была переполнена вѣнками отъ учащихся, отъ учащихъ, отъ городского управленiя и многихъ учрежденiй, гдѣ почившiй состоялъ членомъ. Скончался А. Л. на 63 году жизни, пробылъ въ должности директора таганрогской гимназiи более 12 лѣтъ. Смерть его вызоветъ глубокое чувство скорби въ душѣ каждаго, ккому дороги интересы воспитательнаго дѣла.

···

На гробъ почившаго директора таганрогской гимназiи А. Л. Громачевскаго возложены вѣнки со слѣдующими надписями: «Таганрогское городское общественное управленiе Александру Лукичу Громачевскому», «Попечительный совѣтъ таганрогскаго женскаго 4-хъ-класснаго училища А. Л. Громачевскому», «Дорогому педагогу-отцу отъ благодарныхъ родителей», «Незабвенному воспитателю юношества отъ еврейскаго общества»; 7 вѣнковъ отъ учениковъ разныхъ классовъ мужской гимназiи съ надписями: «Незабвенному, дорогому отцу-директору», нѣсколько вѣнковъ отъ учениковъ различныхъ классовъ женской гимназiи, вѣнокъ — «Горячо любимому директору отъ сослуживцевъ», вѣнокъ отъ офицеровъ 2-й запасной артиллериiйской бригады и проч.

···

6 ноября состоялось погребенiе тѣла умершаго директора таганрогской гимназiи д. с. с. А. Л. Громачевскаго. Тѣло умершаго еще накануне было перенесено въ гимназическую церковь, где въ 6 час. утра совершили отпеванiе: о. Стефанъ Стефановскiй, о. Никифоръ Краснокутскiй и протоiерей Михаилъ Знаменскiй. Церковь была переполнена молящимися. Въ похоронной процессiи приняли участiе преподаватели и воспитанники мужской гимназiи, воспитанницы женской гимназiи, представители разныхъ административныхъ и общественныхъ учрежденiй. На могилѣ покойнаго прочувствованную рѣчь произнесъ товарищъ предсѣдателя таганрогскаго окружного суда С. А. Касаткинъ; затѣмъ были произнесены рѣчи воспитанниками мужской гимназiи. Масса народа провожала процессiю на Старое кладбище.

···

Погребенiе А. Л. Громачевскаго.

6 ноября, какъ мы сообщали, тѣло почившаго директора таганрогской гимназiи А. Л. Гомачевскаго было опущено въ могилу. Въ этотъ день съ 9 ч. утра со всего города стали стекаться къ помѣщенiю гимназiи большiя толпы народа. Часть публики переполнила гимназическую церковь, посреди которой на возвышенiи покоилось тѣло почившаго. Публика, которая не могла найти себе мѣста въ церкви, стояла густой стеной на улице передъ зданiемъ. Заупокойную литургiю совершалъ законоучитель гимназiи свящ. Стефанъ Стефановскiй въ служенiи съ дiакономъ Постниковымъ. Послѣ литургiи совершено было отпеванiе тѣла. Передъ выносомъ тела изъ церкви о. протоiерей Знаменскiй произнесъ рѣчь, въ которой яркими чертами обрисовалъ высокiя душевныя качества почившаго.

Затѣмъ говорили рѣчи воспитанники гимназiи VII класса Зайцевъ и VIII капланъ. Первый, между прочимъ, сказалъ:

«Будучи душой ввѣренной ему школы, онъ близко къ сердцу принималъ ея интересы и особенно внимакалъ въ наши ученическiя нужды. Во всѣхъ его распоряженiяхъ сквозила нѣжная отеческая любовь къ намъ, столь сильно нуждающимся въ эту именно пору жизни въ теплой нравственной поддержкѣ. Всѣ свои силы, всѣ лучшiя возвышенныя стремленiя, все свое существо вложилъ нашъ уважаемый, горячо любимый и незабвенный Александръ Лукичъ во ввѣренное ему дѣло воспитанiя молодого поколѣнiя».

Воспитанникомъ Капланомъ было, между прочимъ, сказано: «Въ теченiе 40-лѣтней службы на педагогическомъ поприщѣ, онъ всегда стоялъ за интересы юношества».

Прочувствованное слово произнесъ законоучитель мужской гимназiи свящ. о. Стефанъ Стефановскiй, указавъ, что единственнымъ утѣшенiемъ въ столь великой потерѣ служитъ только молитва за усопшаго.

Вообще такого громадного стеченiя народа и такого единодушнаго проявленiя скорби Таганрогъ давно не запомнитъ.

У могилы читали рѣчи многiе воспитанники гимназiи. На лицахъ собравшейся многочисленной молодежи показались слезы. Раздались глухiя судорожныя рыданiя. Особой теплотой отличалась рѣчь товарища предсѣдателя окружного суда С. А. Касаткина, которую мы приводимъ цѣликомъ:

«Спи съ миромъ, вѣчная тебѣ память, добрый и хорошiй человѣкъ, истинный воспитатель юношества!

Давно ли мы праздновали сорокалѣтнiй юбилей твоей почтенной дѣятельности... Тѣ самые славные юноши, съ такимъ рвенiемъ отдающiе тебѣ нынѣ послѣднiя долгъ, приносили тебѣ свои восторженныя поздравленiя, окружали твою сѣдую голову лучами своей искренней, юной любви, — и вотъ теперь ты лежишь передъ нами бездыханный, равнодушный къ нашей скорби, перешедшiй въ лучшiй мiръ, ближе къ тому, глубокой вѣрой въ Котораго была проникнута вся твоя долгая жизнь. И мы веримъ, что Тотъ, кто сказалъ: «блаженни чистiи сердцемъ, ибо они Бога узрятъ», уготовалъ тебѣ доброе мѣсто въ своей обители... И не только за то, что ты былъ «чистый сердцемъ», но и за то, что въ тяжкомъ дѣлѣ воспитанiя молодежи, выпавшемъ тебѣ на долю, ты дѣлалъ все, чтобы смягчить суровость школы, не нарушал ея необходимыхъ правилъ, и личнымъ примѣромъ человѣколюбiя, состраданiя къ бѣднымъ и слабымъ, вселялъ во ввѣренныхъ твоему надзор «малыхъ сихъ» тѣ же самыя чувства, которымъ они, вѣрные твоему завѣту, слѣдовали и будутъ слѣдовать...

И мы, родители, ввѣрившiе тебѣ самое дорогое, что имѣемъ, — своихъ дѣтей, были за нихъ спокойны, въ наше тяжелое время всеобщаго эгоизма, спокойны за ихъ настоящее, такъ какъ твой опытъ и твое сердце ручались намъ, что ихъ никогда не обидятъ въ школѣ, тобой руководимой, спокойны за ихъ будущее, потому что привѣтъ и ласка, отличавшiе твое обращенiе съ ними, дѣйствуютъ на молодую душу глубже и вѣрнѣе, чѣмъ наказанiя, никогда не забываются и рано или поздно приносятъ достойные плоды...

Но безпощадное время шло, не останавливаясь въ своей разрушительной работѣ, слабели твои руки, истощались твои силы и случилось, наконецъ, то ужасное, неизбѣжное, что раскрыло твою могилу и разлучило насъ съ тобой...

Прими же отъ насъ, родителей тѣхъ юношей, которые такъ любили тебя и которыхъ ты самъ такъ нелицемѣрно любилъ, такъ добродушно ласкалъ, такъ окружалъ заботами, наше безнадежное «прости» и наше послеѣднее «спасибо».

Другiе займутъ твое мѣсто. Богъ дастъ, они тоже поймутъ, въ чемъ заключалось для насъ твое обаянiе, чѣмъ ты покорялъ сердца нашихъ дѣтей и наши, и пойдутъ по тому же, проторенному тобою пути. Дай Богъ!

Но и тогда твой образъ, истинно душевнаго воспитателя, почтеннаго старца съ юною душою и съ усталымъ, но неотжившимъ и незлобнымъ сердцемъ, умѣвшемъ соединитъ требовательность съ добродушiемъ и законность съ справедливостью, — всегда будетъ жить въ нашей памяти. И въ тяжелыя минуты жизни мы и дѣти наши будемъ возстанавлять этотъ светлый образъ въ памяти тѣхъ, которые забудутъ...

Спи же въ мирѣ, дорогой, нзабвенный нашъ другъ, служа и послѣ своей смерти примѣромъ того, какъ можно сдѣлать доброе и великое дѣло, оставаясь всю жизнь скромнымъ и незамѣтнымъ труженикомъ...

Вечная тебе память! Прости!»

Воспитанникъ Степановъ прочелъ стихотворенiе, написанное воспитанникомъ 8 класса Афанасiади:

Скончался нашъ отецъ,—и мы осиротѣли!
Никто ужъ намъ его не возвратитъ,
И кроткихъ глазъ, что чудно такъ глядѣли,
Онъ больше никогда насъ не обратитъ!
Вы помните, друзья, съ какою онъ любовью,
Бывало, просьбы наши принималъ,
Какъ не щадя ни силы, ни здоровья
Онъ въ наши нужды дѣтскiя вникалъ.
Его любовь, какъ солнце, согрѣвала;
Уютно и тепло намъ было съ нимъ...
Но пробилъ часъ — и ужъ его не стало...
Надъ гробомъ мы въ унынiи стоимъ.
Засыплется могильною землею
Безчувственный, холодный, мертвый прахъ,
Но чудною безсмертною душою
Онъ долго будетъ жить въ признательныхъ сердцахъ.
Свершилось! Конченъ путь на нивѣ просвѣщенья...
Онъ неуклонно шелъ по этому пути...
Прими-жъ, отецъ, отъ молодого поколенья
Послѣднее сердечное «прости»!

Прочувствованные стихи произнесъ также преподаватель словесности женской гимназiи г. Казанскiй.

Затѣмъ гробъ былъ опущенъ въ могилу. Народъ и учащiеся долго не расходились съ кладбища, группой окружая новообразовавшiйся холмикъ.

Предыдущая статья Следующая статья